Б. К. С. Айенгар Свет жизни: йога. Путешествие к цельности, внутреннему спокойствию и наивысшей свободе - Боль: найти удобство даже в дискомфорте

Айенгар

Боль: найти удобство даже в дискомфорте

Многие люди фокусируют свое внимание на прошлом и будущем, чтобы избежать настоящего, потому что оно причиняет им боль, а порой и вовсе кажется невыносимым. На уроках йоги некоторые стиснув зубы ждут, пока мастер не скомандует им выйти из позы. Это понимание йоги в корне неверно, поскольку она не имеет ничего общего с гимнастикой. Боль здесь – ваш учитель, равно как и в жизни. Знание добывается только в борьбе. Через боль виднеется свет. Боль – ваш гуру. С такой же радостью, с какой вы проживаете моменты счастья в жизни, вы должны встречать и боль. Научиться находить определенное удобство даже в дискомфорте. Так же как и в удовольствии, в боли нужно уметь находить хорошее. Постарайтесь не избегать боли, а двигаться сквозь нее и над ней. Это приблизит вас к пониманию духовного смысла йоги – обретения стойкости и упорства.

Точно так же, как кодекс этических правил йоги очищает наши действия в мире, асаны и пранаяма очищают наш внутренний мир. Мы используем эти практики, чтобы научиться выносить и преодолевать неизбежную боль и несчастья в жизни. Чтобы выявить, например, диабет, человеку делают тест, проверяя, насколько хорошо сахар усваивается в крови. Раз боли избежать нельзя, асана станет нашей лабораторией, в которой мы научимся терпеть и попытаемся трансформировать боль по мере возможности. Пока мы не приложим все силы, чтобы встретить ее на своем пути, мы не спрячемся от неизбежного испытания, составляющего основу всяческого роста и перемен. Асаны помогают нам развить терпимость в теле и уме, чтобы нам было легче переживать стресс и легче переносить напряжение. Другими словами, усилие с его неизбежной болью – один из важнейших уроков, которые мы можем вынести из асан. К примеру, прогибы назад позволяют нам увидеть мужество и стойкость людей, выявить, могут ли они выдержать боль, балансы на руках вырабатывают терпение. Если вы можете адаптироваться и найти баланс в мире, полном движения и нестабильности, вы научитесь терпеливо воспринимать царство изменений и различий.

Стойкость необходима, чтобы оставаться в асане. Чтобы ее освоить, требуются терпение и дисциплина. Так как же научиться выносить боль? Мы уже обсуждали, каким образом добиться покоя в позе: даже при определенном напряжении необходимо расслабляться. Начать нужно с того, чтобы освободить от напряжения виски и клетки мозга. Нагрузка на мозг тут же ослабевает, стоит вам расслабить глаза и виски. Это, в свою очередь, снимает напряжение с мышечных волокон и нервов. Так вы можете сделать свою боль вполне терпимой, что дает вам время на освоение асаны и избавление от боли.

Чтобы заполучить свободу, нужно пройти через боль и вынести ее. То же самое относится и к жизни. Одна моя ученица говорит, что во время пранаямы у нее покалывает в ногах и все внимание уходит туда. Я отметил, что ее действия были вполне правильными, ей только недоставало спокойствия. Но практика не может приносить одно удовольствие. Она предполагает осознанность, а осознанность ведет к наблюдению и принятию и боли, и удовольствия.

Вначале боль может быть довольно сильной, поскольку тело отчаянно сопротивляется. Отдавшись ей на милость, вы делаете тело мягче, и постепенно она начнет утихать. Но если боль приходит, когда за плечами у вас большой опыт, благоразумнее будет остановиться и подумать, чтó вы делаете не так. Боль может появиться, только если тело не понимает, как нужно выполнять асану, а это возможно только в самом начале. В верно выстроенной позе боли быть не должно. Чтобы ее освоить, приходится столкнуться с болью. Иного пути нет.

Ваш разум должен найти точку соприкосновения с вашим телом. Он должен быть в тесном контакте и хорошо его знать. Если этого нет, тогда возникает двойственность, разделение и никакой интеграции нет и в помине. Испытывая боль, вы входите в тесный контакт с какой-то из частей тела, вы ее приспосабливаете, боль утихает, и это дает вам ощущение легкости. Боль – великий философ, потому что она думает, как от себя избавиться, и требует неукоснительной дисциплины. Другой способ утихомирить ее – это понять, как боль заставляет вас обратить все внимание на пораженную часть тела. Если позволить мозгу ослабить напряжение, внимание покажет пути ослабления и искоренения источника боли. Таким образом, боль – великолепный учитель, который наставляет, как с ней жить и, в конечном итоге, как от нее избавляться.

Боль причиняет вовсе не йога сама по себе. Боль всегда присутствует в теле, просто она скрыта. Вы сосуществуете или научились не осознавать ее, словно ваше тело в коме. Когда вы начинаете заниматься, неведомые доселе болевые ощущения выходят на поверхность. Но они рассеются, если вы примените интеллект и очистите тело. Достижение покоя невозможно до тех пор, пока разум и тело скованны. Такие внутренние ошибки, как насилие, действие без наблюдения, сжатие горла и блокирование ушей, создают привычки, приводящие к недостатку осознанности, перетяжкам, тяжести, зажатости, дисбалансу и боли. Например, атрофированные мышцы, которые вы начинаете разрабатывать, могут причинить внезапную боль. И есть всего два пути покорить боль – жить с ней всегда или научиться от нее избавляться.

И хотя можно признать существование и важность боли, едва ли стоит ее прославлять. Но раз она существует, необходимо найти для этого причину. Нашей целью ни в коем случае не является преждевременное вхождение в асану и удержание ее любой ценой. Именно так я получил травму, когда учитель заставил меня делать хануманасану без подготовки, хотя она требует крайней степени растяжки мышц внутреннего бедра. Наша цель – сделать асану с любовью и благоразумием. Для этого нужно уметь делать различие между «плохой» и «хорошей» болью.

Правильная боль конструктивна, она не только бодрит, но и бросает вызов, а неправильная – деструктивна и приносит мучительные страдания. Правильная боль создана для нашего внутреннего роста и духовной трансформации. Нарастая постепенно, она отличается от резкой и неожиданной неправильной боли, которую наше тело использует, предупреждая нас, что не стоит заходить слишком далеко за пределы своих возможностей. Неправильной также можно назвать ту боль, которая усиливается по мере того, как вы работаете.

Вызов йоги состоит в том, чтобы со временем выйти за пределы своих возможностей, но остаться в пределах здравого смысла. Мы постоянно расширяем рамки своего ума, используя тело как канву: мы словно натягиваем ее, чтобы увеличить поверхность для картины. Но нам нужно также уважать форму тела, данную нам от природы. Если перестараться, канва порвется. Если своими сегодняшними поступками мы губим завтрашнюю практику, это никуда не годится.

Многие учителя, напротив, позволяют выполнять асаны не напрягаясь, ставя во главу угла удобство и отсутствие стресса. Это заставляет практикующего оставаться в пределах своего ума с его неизбежными страхами, привязанностями и мелочностью. Таким мастерам и их подопечным кажется, что в моей практике слишком много боли. Да, действительно, иногда боль становится нашим спутником, стоит напрячь свои силы и волю. Но йога призвана очищать тело, исследовать его и совершенствовать ум, и сильная воля требуется нам не только, чтобы наблюдать, но также, чтобы выносить боль. Без определенного стресса не обойтись, иначе ум так и останется в оковах своей ограниченности. Такое жалкое его состояние делает нас мелочными и боязливыми.

Помнится, у меня учились два танцора балета высокого класса. Они могли принять любую асану, не испытывая особого напряжения, так что Путешествие к финальной позе едва ли приносило им какие-то плоды знания. Моя задача состояла в том, чтобы вернуть их в исходное положение и научить, как создавать подвижность с сопротивлением, чтобы они работали, балансируя между знакомым и незнакомым. Стоит расширить осознанность своего тела, как мы вступаем на пограничную полосу знакомого и незнакомого, но только с помощью интеллектуального расширения нашей осознанности. У танцоров балета проблемы абсолютно противоположные – их физические возможности благодаря излишней гибкости намного превосходят их интеллектуальную осознанность.

Когда мы начинаем практику асан, мы испытываем не только физическую, но и ментальную боль. И точно так же, как мы должны научиться делать различие между правильной и неправильной болью в асане, нужно уметь разграничивать и ментальную. Правильная ментальная боль должна нарастать постепенно и делать нас сильнее, а не заставлять надрываться. Вставать в шесть утра и заниматься йогой перед работой непросто, зато конструктивно: это вызов себе и выход за рамки своих возможностей. Тем не менее мы должны помнить, что практика должна прогрессировать и нарастать. Если, например, вы пытаетесь вставать настолько рано, что тело бунтует против такой боли, скажем, в четыре утра, вряд ли вам удастся позаниматься. К тому же от столь раннего подъема вы будете страдать от недосыпания, а ваши домочадцы – от вашей раздражительности, а переносить свои страдания на других крайне эгоистично и недопустимо. Мы используем правильную боль как вакцину против неизбежной боли и страданий, которые выпадают в нашей жизни, но тут главное соблюсти дозу. Практика асан – это прекрасная возможность посмотреть на препятствия на занятиях и в жизни и научиться с ними справляться.

Многие люди, несмотря на очевидную интеллектуальную развитость, остаются эмоционально незрелыми. Вместо того чтобы встретить боль лицом к лицу, они пытаются ее избежать. Поэтому и на занятиях, выстраивая позу, они редко когда бывают готовы столкнуться с болью и проработать ее. Практика оставляет нас наедине с истинной природой своих тел. Нам необходимо встретиться со своими эмоциями, а не бежать от них. Мы же занимаемся йогой не для удовольствия, а для достижения наивысшего освобождения.

Большинство людей хотят только получать удовольствие и не испытывать страданий. Я бы предпочел изведать всю гамму чувств и понаблюдать, куда меня это заведет. Принимая страдания, вы наладите отношения с огромным количеством людей, которым так же плохо, как и вам. Мое собственное тело принесло мне много мучений, поэтому, если кто-то делится со мной подобными переживаниями, я могу с уверенностью сказать, что все это прочувствовал сам. Мой личный опыт наделил меня безмерной любовью и состраданием. Так что я говорю: «Посмотрим, что я могу сделать для тебя». Боль – прекрасный проводник. Познав ее, вы научитесь сочувствовать, чего нельзя сказать о вместе прожитых моментах радости.

Однако сочувствие не означает жалости. Хирург же производит операции на пациентах, и они доставили бы им немало боли, не делай он анестезии. Как учитель йоги, я вынужден оперировать, пока человек находится в сознании, и естественно, это больно, но только так можно научиться действовать, расти над собой и жить. Пока все идет хорошо, мы чувствуем присутствие ума, но нужно чувствовать его и в беде. Тревоги уйдут, стоит только принять страдание как должное.

Каждая болезнь в действительности составляет с нами одно целое, это порождение наших действий. Согласно философии йоги, все это – следствие наших поступков в прошлых жизнях. В этом смысле мы ответственны за все, что создали своими же руками. Сталкиваясь с несчастьями в свете йоговской концепции, мы воспитываем в себе терпение и стойкость, а также истинное сочувствие к бедам других. Эти качества показывают, какого уровня развития мы смогли достичь. Так почему бы не воспринимать превратности судьбы позитивно? Это, конечно, тревожный сигнал, но он одновременно также содержит в себе и ключи решения и преодоления.

Лучшими благословениями в своей жизни я считаю ранние болезни, суровость моего гуру, бедность и недостаток образования. Если бы не эти лишения, я бы никогда не был так предан учению йоги. Суть открывается только тогда, когда все остальное исчезает.

Разумеется, в молодости на практике довольно трудно определиться, какого курса стоит держаться, и иметь решимость и упорство, чтобы идти вперед. Я примкнул к практике йоги в Пуне, будучи безмерно страдающим зеленым юнцом. Как я уже говорил, в то время общество в целом считало, что человек, выбравший карьеру учителя йоги, ни на что не годится или, в крайнем случае, сошел с ума. Общественное мнение склонялось к профессии священника или судьбе отшельника, но йога – это не укладывалось ни в какие рамки. Но еще больше страданий мне причинила моя семья, которая от меня отреклась, не одобрив моего выбора. Я происходил из ультраортодоксальной семьи, так что мне приходилось носить шенди , небольшой пучок волос на макушке бритой головы. В современной, европеизированной Пуне это считалось совершенно неприемлемым. Ребята, с которыми я учился, все как на подбор крепкие, здоровые, безжалостно меня изводили. В конце концов я сменил прическу на более современную – и обрушил на себя гнев своей семьи, которая не позволяла мне не то что сесть с ними за один обеденный стол, но даже появляться на кухне.

Индуистам также традиционно запрещено пересекать море. На пути в Англию в 1954 году я заехал в Бангалор к своему дяде по материнской линии, чтобы засвидетельствовать ему свое почтение. Так он даже не пустил меня на порог. Стоит ли удивляться, что с младых лет я вынужден был носить защитную маску надменности. С годами я смягчился, но в юности высокомерие казалось мне единственным спасением во враждебном мире. И все-таки эта враждебность заставила меня относиться к йоге с еще большим рвением.

Каждый человек порой сталкивается с дилеммой, когда любое действие кажется неверным. Во второй главе «Бхагавадгиты» Арджуна оказывается перед необходимостью выбора. Бездействие порой тоже является действием, имеющим свои неизбежные последствия, поэтому это тоже не всегда может помочь избежать боли и страдания. С помощью Кришны Арджуна идет по пути дхармы , науки религиозного долга, и приводит в гармонию то, что на материальном уровне бытия непримиримо. В пору моей молодости мне казалось, что меня никогда не примут мои ученики и семья, но, встав на путь йоги, я оказался в почете даже у своей семьи и учеников. Без эволюции, которую обеспечивает йога, все это было бы невозможным.

В один миг мои проблемы превратились в благословение. Поскольку я учил столько женщин и девочек, меня считали аморальным. Из-за этих ложных обвинений у меня даже был скандал с собственным гуру. Но именно это подтолкнуло меня к женитьбе, хотя я не располагал для этого достаточными средствами, и должен сказать, что свадьба с Рамамани была моей величайшей благодатью. Так, приятие несчастий и страданий как должного избавляет от тревог. Если мы верны выбранному пути, жизнь наладится, и свет далекого совершенства озарит и наше Путешествие.

Комментарии



Поделиться:

Популярное

Б. К. С. Айенгар Свет жизни: йога. Путешествие к цельности, внутреннему спокойствию и наивысшей свободе - Четыре Цели Жизни (пурушартха)

Б. К. С. Айенгар Свет жизни: йога. Путешествие к цельности, внутреннему спокойствию и наивысшей свободе - Глава I Внутреннее Путешествие - Коши – слои сущности

Б. К. С. Айенгар Свет жизни: йога. Путешествие к цельности, внутреннему спокойствию и наивысшей свободе - Легкость: думайте и чувствуйте себя легче