Б. К. С. Айенгар Свет жизни: йога. Путешествие к цельности, внутреннему спокойствию и наивысшей свободе - Четыре Цели Жизни (пурушартха)

Айенгар

Предыдущая >>> Оглавление <<< Следующая

Четыре Цели Жизни (пурушартха) 

Патанджали ясно выразил в своем предпоследнем стихе (сутре),  что свобода и просветление приходят только к тем, кто жил полной жизнью. Жизнью, наполненной, но не излишествами и привязанностями. Вам не удастся забраться на вершину Горы Природы, если вы погрязли в излишествах этого мира. Но и повернуться к ним спиной нельзя. В молодости, как я уже говорил вначале, мне представлялся шанс отречься от мирских радостей, стать саньясином. Я отказался, но в то же время не принимал все мирское на веру, не отдавался этой жизни полностью, проходя через разные ее этапы.

Патанджали выделял четыре жизненные цели: дхарму, артху, каму и мокшу . Их можно трактовать как жизнь в соответствии с долгом (под дхармой  обычно имеется в виду религия или религиозный долг), с надеждой только на себя в зарабатывании на жизнь (артха),  радостями любви и мирских удовольствий (кама ) и освобождением (мокша ). Все они особым образом сочетаются друг с другом, иначе нашей жизнью правила бы анархия.

Представьте себе реку, текущую между двумя берегами, которые ограничивают ее пространство. Один берег – это дхарма , или наука религии, или, как я это понимаю, долг праведности, поддерживающий человечество. Под религией я имею в виду соблюдение этических и универсальных принципов, не зависящих от культуры, времени и места. Другой берег – это мокша , освобождение. Под ней я не подразумеваю причудливую концепцию будущего освобождения, но действия в отрешенности во всех мелочах (не брать самый большой кусок пирога, не злиться на окружающих только из-за невозможности контролировать себя и так далее).

Река любви, удовольствия и богатства течет между этими направляющими берегами. Личная любовь, часть которой имеет сексуальный контекст, может стать прекрасной подготовкой к любви к Богу. Научившись любить одну женщину, вы научитесь любить весь женский род. Вы же не можете жить со своей женой в любви и при этом ненавидеть всех остальных женщин. Это не значит, что они – банкет, которым мужчина может лакомиться, ни в чем себя не ограничивая. Наоборот: от частного вы познаете общее. Родители, особенно матери, учатся охватывать любовью все человечество через любовь к своим детям. Я отказался от пути саньясина, потому что хотел жить в миру со всеми его переменами и встрясками. Но я не хотел погрязнуть в мире: это истое безумие в действии. Вы не можете поглотить бесконечность, но дхарма и мокша  в этом нам помогут.

Как я уже говорил, когда я в молодости преподавал за рубежом, то взывал к своей карме, чтобы она защитила меня от соблазнов. Как обратная сторона магнита, она сохраняла между мной и учениками безопасную дистанцию.

В своих путешествиях я повидал много интересных фильмов, театров, пейзажей, и я наслаждался ими по максимуму, как наставлял Патанджали, но отрешенность мокши  позволяла мне оставаться объективным. Все, что я видел, я видел только в одном свете: «Как это относится к йоговскому пониманию мира, и как я могу использовать это для своей дальнейшей практики и обучения студентов?»

В плане человеческой любви я был одарен великолепной партнершей, и река нашей любви мягко текла долгие годы. С артхой  все было немного посложнее: это был сплав по опасной реке со страшным течением. В пору молодости было и безденежье, и голод, к тому же женился я до того, как в моей жизни появилась стабильность. Я работал дни напролет, влезал в долги, но все равно денег не хватало. Самые богатые студенты не обязательно самые расторопные, и они не обязательно хорошо платят, это вам скажет любой другой учитель, так что я порой позволял себя использовать. Даже когда я построил в середине семидесятых свой собственный Институт йоги, оставалось много нерешенных проблем. Еда на столе, слава Богу, была, но здание требовало ренты, а правительство – уплаты налогов. Только сравнительно недавно река моей жизни наконец стала течь легче. Я живу так же просто, как раньше, ем ту же самую пищу, просто с годами чуть меньше, но беспокоиться мне больше не о чем, и все свои излишки я отправляю на проекты для школ и ирригации деревни Беллур, в которой я родился и которую покинул в 1925 году.

Таким образом, несмотря ни на что, я все-таки выполнил долг артхи,  поднял семью и состоялся как учитель йоги. У меня всегда была вера, но гонка была неимоверно трудной. Наверное, я мог бы добиться расположения богатых спонсоров и паразитировать на них, как делают многие так называемые святые. Но это не было бы артхой, дхармой и мокшей , и я только благодарен присущей мне строгости, что она помогала мне держать людей на расстоянии, не позволяя моей реке выйти из берегов. Разумеется, материальная уверенность очень важна, но я убедился на собственном опыте, что Бог обязательно о вас позаботится, если вы уповаете на веру в него и полностью сдаетесь ему на милость.

Другими словами, так можно резюмировать четыре жизненные цели, которые позволяют вам поступать этично с одной стороны, надеяться на Бога – с другой, а между ними – работать, смеяться и любить.

Мне пришло в голову, что мокша  – это тысячи маленьких освобождений, которые происходят с нами каждый день – будь то невысказанный упрек или несъеденное мороженое. Это наша тренировка перед высшим отречением, которое ведет к высшей свободе, кайвалье.  И хотя она величественна и пребудет навсегда, не стоит преуменьшать и ежедневные победы мокши. Они исходят из нашего умения обрывать мириады нитей, которые нас опутали (мы говорили об этом, когда обсуждали избавление от напряжения и рабства в шавасане) . Любое, даже маленькое действие, которое сдерживает нашу свободу поступать от центра, – причина стресса и напряжения. Свобода приходит постепенно, со временем.

Но вернемся к дхарме . Если перевести ее как «искусство религиозного долга», немедленно возникает вопрос: «Нужно ли следовать каким-то определенным религиозным убеждениям?» Нет. Дхарма универсальна и не относится к культам и вероисповеданиям. Тогда, может быть, она подразумевает, что нужно быть моральным человеком? Я бы ответил, что понятия морали подвержены изменениям в зависимости от культуры, места и обстоятельств. Дхарма скорее требует от нас поиска вечных этических принципов, развития правильного поведения в физическом, моральном, психологическом, ментальном и духовном измерениях. Она всегда должна быть нацелена на развитие человека и проявление его Души. Если это не так, если она искажена или ограничена культурными рамками, тогда определение дхармы  не подходит. Садхана , внутреннее Путешествие практикующего, не позволяет оставлять барьеры между людьми, культурами, расами и вероисповеданиями, точно так же и дхарма. Открытие Универсальной Души через реализацию индивидуальной – это опыт, который не смогут сдержать никакие границы. Я не возражаю против мировых религий, но многие люди все же возражают. Давайте вспомним, что ранний латинский корень – «релегере» – означал «быть осознанным». А Абсолютная осознанность не может идти рука об руку с конфликтом или разделением. На это способна только частичная осознанность. Большинство религиозных людей поэтому только частично религиозны. То есть, несмотря на кажущиеся благими намерения, им все равно нужна более полная осознанность.

Я всегда был и останусь этичным человеком. Духовная жизнь, которую я вел, была ниспослана мне Божьей милостью, но придерживаться этики – это наш общечеловеческий долг. Если мы будем следовать некоторым универсальным жизненным принципам, Бог будет за нами присматривать, смягчать наш путь и помогать в трудные времена. Моя йога основана на этике, но я должен признать, что я натренирован для этичной жизни, как скаковая лошадь для скорости. Нельзя сказать, чтобы моя жизнь всегда была безупречна, но какой-то импульс всегда подталкивал меня к этической цельности. Это база, на которой стоят асаны, это скала, которую стоит отстаивать, как Махараджа защищал свою крепость на холме.

Я признаю, что придерживаюсь традиции и верен памяти своих предков, но в некоторых вопросах я революционен. Я изучил традицию для того, чтобы выработать на нее оригинальный взгляд, выявить ее глубинное значение, корпел над ней со всей осознанностью и интеллектом. Традиция – это прекрасная статуя, которая с годами превращается в такой же неотесанный камень, каким была. Наш долг – отшлифовать ее и воссоздать первозданную красоту внутри. Поэтому я с таким рвением пытался разобраться, что стоит за первозданными традициями. Я одновременно оригинален и традиционен, приверженец и нового, и старого. И точно так же, как я стремился воплотить Четыре Жизненные Цели, я прошел через Четыре Жизненных Этапа.

Предыдущая >>> Оглавление <<< Следующая

Комментарии



Поделиться:

Популярное

Б. К. С. Айенгар Свет жизни: йога. Путешествие к цельности, внутреннему спокойствию и наивысшей свободе - Боль: найти удобство даже в дискомфорте