Б. К. С. Айенгар Свет жизни: йога. Путешествие к цельности, внутреннему спокойствию и наивысшей свободе - Шавасана и время

Айенгар

Шавасана и время 

Многим кажется странным, что в своей книге «Прояснение йоги» я определяю позу трупа (шавасану)  как самую сложную. Для большинства из нас эта поза представляется как приятное воздаяние после тяжелой практики: в ней мы расслабляемся, иногда чувствуем вибрацию, иногда оцепенение, иногда озарение. Озарение несет в себе черты саттвы , это состояние одновременно пассивное и алертное. Оцепенение, напротив, несет черты тамаса , и я никогда не был против них, потому что многие мои ученики приходят на урок после тяжелого рабочего дня. Это естественно, и порой вместо музыки звучит храп студентов даже самого высокого уровня. Пока вы на ногах, я могу быть придирчив, но не припомню, чтобы я хотя бы раз поднимал студента из шавасаны,  ну разве что если он засыпал столь крепко, что пропускал время ухода домой. Но шавасана  – это не поза для сна, иначе бы она не была столь сложной.

Это способ сбросить старую кожу, как в том примере со змеей, которая потом похвастается блестящей обновкой с яркими цветами. У нас много шкур, слоев, мыслей, предубеждений, идей, воспоминаний и планов на будущее. Шавасана  – это избавление от них всех, с тем чтобы увидеть, насколько сияющая, прекрасная, спокойная и осознанная змея цвета радуги за всем этим скрывается. Мы даже лежим на полу, как змеи, чтобы как можно больше поверхности тела соприкасалось с землей.

Итак, шавасана  несет релаксацию, но что ей мешает? Напряжение. А оно, в свою очередь, происходит от неуемного желания цепляться за жизнь. Потом оно соединяется с мириадами невидимых нитей, привязывающих нас к знакомому миру, к знакомому «я», к знакомому окружению, в котором оно оперирует. Эти нити связывают «Я» с обществом, создавая наше чувство тождественности. Мои студенты, лежащие после тяжелой практики на полу, все еще ассоциируют себя с женой или мужем, думают о том, что купят по дороге домой, где их ждут родители или дети, которые ждут помощи в домашней работе. Они устают от осознания себя бизнесменами, измотанными тяжелыми трудовыми буднями. Возможно, их день прошел хорошо, возможно, нет. Все они чьи-то родители, дочери, сыновья, женщины, мужчины, жены, мужья. Тысячи нитей отождествления привязывают их к полу в шавасане , как Гулливеров, порабощенных лилипутами.

Шавасана  использует специальные техники, чтобы разом порвать все эти сети. Результатом, как в медитации, станет еще не свобода, но хотя бы отсутствие отождествления. Я даже не говорю ложного отождествления, потому что в мире, где мы живем, эти отождествления реальны. Но если смотреть выше, то они, разумеется, искусственны. Забыть можно даже о своей половой принадлежности.

Расслабиться означает прекратить напряжение. Прекратить напряжение – означает разорвать нити, связывающие нас с тождественностью. Потерять тождественность – означает выяснить, кем мы не  являемся. Разве я не говорил, что интеллект – это скальпель, отсекающий все ложное для жизни в истине? Разве в шавасане,  если поза гармонична и сбалансирована, вы не чувствуете, что вы одновременно и присутствуете, и в то же время бестелесны, и разве вы не перестаете отождествлять себя с кем-либо? Вы там, но кто это вы ? Никто. Только осознанность без движения и времени. Присутствующая осознанность – это исчезновение времени в человеческом сознании.

Проблема времени вот в чем. Воспринять его мы можем только в пространственных выражениях – на примере текущей реки или куска бечевки. Мы разделяем его на декады, года, месяцы, дни, часы, минуты и секунды. Это длина времени, и чем бы оно ни являлось, не совсем правильно относиться к нему как к пространственной категории, как к длине книжной полки или стене. Далее, мы считаем время пустым, лишенным смысла, как пустое ведро, пока мы не заполним его чем-то, своей деятельностью, например. Чем бы оно ни было, оно должно быть реализовано само по себе. Цветку в пустыне не нужен же наблюдатель, чтобы видеть всю его красоту. Если вы попытаетесь представить время вне пространственных категорий, вам придется нелегко. Поэтому я говорю, что мы еще не интегрировали время в свое сознание, как сделали с трехмерным пространством. Сила науки – это доказательство нашей способности проецировать себя в пространстве. Но пространство без времени – как мышца без мозга.

Мы представляем время как нечто движущееся, текущее, имеющее продолжительность, поэтому-то и ассоциируем его с пространством. Другими словами, мы введены в заблуждение кажущимся движением времени. При этом все духовные пути говорят о необходимости жить в настоящем моменте. А что такое настоящий момент? Может, это миг? Или нечто меньшее? С точки зрения логики это должен быть бесконечно маленький отрезок времени: секунда, разделенная на вечность. Но его не существует: как временного отрезка настоящего  попросту не может быть. Тогда как же прикажете жить в нем? Это парадоксальная невозможность.

Значит, нужно искать настоящее другими путями. Единственный способ этого добиться – отделить его от прошлого и будущего. Таким образом, время не может течь. В буквальном смысле оно останавливается, как это происходит во время медитации или самадхи. Шавасана  – это путь к пониманию этого факта. Все наши отождествления, все расстройства привязывают нас к прошлому или будущему, а к настоящему моменту может привязывать только одно – чувство того, что вы есть . Действиям нужно время, чтобы развернуться, у них есть продолжительность, а бытие преодолевает время. И такое состояние требует порвать все нити, связующие нас с прошлым и будущим. Я был рожден мужчиной, завтра я проснусь мужчиной, могу ли я сейчас, в шавасане,  оставить в стороне даже половую свою принадлежность, связующую меня с прошлым и будущим? Могу ли я существовать в обособленной осознанности, на которую не посягают прошлое и будущее, окрашивая настоящее? Это реально в шавасане.  Это просто бытие, а не ответ на вопрос, кто  существует. Неудивительно, что это самая трудная асана, дверь в лишенную дуальности медитацию и космическое слияние самадхи.

Когда прошлое и будущее отброшены, то, что останется, и будет настоящим. Предположим, вы пять минут провели в настоящем, в великолепной шавасане . Будет ли это пятиминутной шавасаной ? Нет, это бесконечность настоящих моментов, отдельных и помещенных рядом, но не соединенных или продолженных. Это как если бы вы смотрели фильм, в котором между каждым кадром был бы небольшой промежуток. Они не сольются вместе, пока вы не посмотрите их в движении, тогда они кажутся продолженными. Физический ход времени привязывает нас к прошлым и будущим единицам и событиям. И до тех пор, пока мы пойманы в поток времени как последовательности событий, мы не можем жить в настоящем моменте, это попросту означает идти на компромисс с реальностью. Поэтому я говорю, что время как движение, а не как присутствие – это иллюзия, которая лишает нас свободы. Шавасана  способна освободить нас от нее. Как я уже говорил, медитация открывает занавес времени, и происходит это именно в шавасане , благодаря тому, что мы становимся никем: такими крохотными, что можем проскочить в щелочку этого занавеса. Практикующий, который не отождествляет себя ни с кем, может оказаться в таких местах, куда не проскочит раздутое эго.

Если скептики ищут аналогию для кажущейся продолжительности или цельности того, что кажется нам потоком перемен, посмотрите на вскипающую воду. Она не подогревается постепенно, как нам кажется. Как и отдельные слайды в фильме, она делает это одним прыжком, враз. Прыжки эти маленькие, сначала до одной температуры, потом до другой. Промежуточных моментов нет. Отсюда вывод: жизнь – это череда отдельных преобразований. Мы находимся в одном состоянии – мы практикуем, отрешаемся – и мы уже в другом. То, что мы испытываем как эволюцию и рост, – это на самом деле длинная череда маленьких прыжков. Они происходят моментально, что означает, что они существуют вне времени, как мы это представляем. Высший триумф йога – это жить в кайвалье,  можно сказать, вне времени, но на самом деле в самом его сердце, оторванным от прошлого и будущего. Это будет как вечная жизнь в ядре времени. Это интеграция истинной природы времени в сознании, и шавасана дает к ней ключ. Любыми способами расслабьтесь, если нужно, усните, все мы люди, в конце концов, но в шавасане  вы находитесь на краю большой тайны, и если это и вправду самая сложная асана – по крайней мере положительный момент в том, что мы можем хотя бы попытаться ее постичь.

Все модели духовной жизни или персонального роста соблазняют нас верой в то, что мы только станем кем-то, а не уже есть . Ведь бытие тоже не статично, просто, как и в случае с водой, мы его не замечаем. Это момент в настоящем, в определенном состоянии и условиях, из которого, как по волшебству, вдруг появляется другое состояние, стоит только нам добавить упорную практику. Мы воспринимаем только смену этих преобразований во времени, поэтому-то мы и попадаемся на эту удочку – «стать кем-то», а потом снова быть , и снова быть , как смена кадров старого немого кино, пока история не подойдет к логическому, остается надеяться, счастливому, завершению.

Эта идея лестницы, по которой надо карабкаться, довольно универсальна, хотя и не лишена изъянов и приводит к желанию сравнивать индивидуальные успехи практикующих и, соответственно, к появлению иерархии совершенства. Йога избегает этого потому, что все ее лепестки практикуются одновременно и составляют единое целое.

Я верю в эту совершенную йоговскую систему как в способ достижения просветления. Но это не мешает мне болеть за национальную сборную по крикету. Жизнь помещает нас в определенное место и время, и нам приходится жить, используя свои возможности по максимуму. Но неизменно теряю терпение, когда неразвитые и сбитые с пути люди взывают ко мне в поисках вечной мудрости «мистического Востока». Ум человека одинаков у всех, равно как и механизм сознания. Человек, который живет этично, направляет взор к небу, но при этом твердо стоит на земле; адепт, идущий по тропе своего долга, останется хорошим человеком где бы то ни было. А проблема останется проблемой повсюду. То, что предлагает йога в качестве руководства к действию, она предлагает людям повсеместно и во все времена. Ее нельзя проповедовать или ею заманивать. Это учение можно только принять, и его успех по всему миру – не свидетельство хитрости коммерсантов, а доказательство его практической пользы и высоких стремлений, которые близки всему человечеству.

Чтобы начать жить свободно, мы должны понять, как это позволит нам исполнить Четыре Цели Жизни на Четырех Жизненных Этапах.

Комментарии



Поделиться:

Популярное

Б. К. С. Айенгар Свет жизни: йога. Путешествие к цельности, внутреннему спокойствию и наивысшей свободе - Четыре Цели Жизни (пурушартха)

Б. К. С. Айенгар Свет жизни: йога. Путешествие к цельности, внутреннему спокойствию и наивысшей свободе - Глава I Внутреннее Путешествие - Коши – слои сущности

Б. К. С. Айенгар Свет жизни: йога. Путешествие к цельности, внутреннему спокойствию и наивысшей свободе - Легкость: думайте и чувствуйте себя легче