Б. К. С. Айенгар Свет жизни: йога. Путешествие к цельности, внутреннему спокойствию и наивысшей свободе - Память: освобождение от оков

Айенгар

Память: освобождение от оков

Когда Павлов звонил в колокольчик в обеденное время, у подопытных собак выделялась слюна, потому что этот звонок символизировал начало кормежки, и этот механизм давал стимул памяти. Звонок стимулировал ответную реакцию на «время еды», и слюноотделение не заставляло себя ждать. Собаки же не говорили: «Погодите, это же вторичная волна. Это всего лишь звонок». Нам очень трудно отследить вторичную волну, поднимающуюся со дна подсознания к поверхности. Мы отвечаем на действие, его спровоцировавшее, как слюноотделение на физическом или чувственном уровне или на уровне действия. Мы уже ловим себя на последствии перед тем, как успеваем его избежать.

Например, секс и насилие в кино именно так и действуют на нас. И даже если они нам не нравятся и мы их не одобряем на сознательном уровне, они все равно создают вторичные волны подсознательных сексуальных или агрессивных песочных холмов, которые замутняют чистые воды озера. Только человек, полностью свободный от обусловленности, может не бояться загрязнения. Рекламный бизнес в основном рассчитан на то, чтобы добиться ответной реакции из подсознания потребителя. Наше сознание – это то, чем мы его заполняем.

Очень трудно осознавать эти вторичные волны. Мы всегда думаем, что реагируем в той или иной ситуации на первичный стимул, но на самом деле гораздо больше, чем мы даже можем себе представить, реагируем соответственно своим склонностям, таящимся на дне озера. Потребители покупают товары, не имея ни малейшего представления о том, что подтолкнуло их выбрать именно их. Мы думаем, что мы свободны в своих действиях, однако нами манипулируют эти волны. Слово «влиять» происходит от латинского «вливать», и из этого следует, что римляне представляли мысль как волну или поток. Йог хочет иметь полную картину и поступать напрямую, поэтому ему нужно озеро с плоским дном, чтобы действовать только в ответ на стимулы, которые идут снаружи и находятся на поверхности.

Как же нам остановить эти вторичные волны, идущие со дна сознания? Допустим, вы ведете машину, и небольшое проявление эгоизма или легкомыслия другого водителя поднимает в вас волну гнева. Не проходит и секунды, как вы уже начинаете сигналить, ругаться и сами начинаете вести машину агрессивно. Чего вы этим добились? Вам стало легче, когда вы узнали, насколько легко вывести вас из себя? Разве обвинения в адрес другого водителя помогли вам привести ваш разум в равновесие? Не похоже.

Чтобы перехватить вторичную волну, вам нужна быстрота и ясность восприятия, острота само-отражающего осознания. Если ваше озеро мутное и нечистое, токсины в организме не дают увидеть ясную картину, из этого ничего не выйдет. Если печень вяло работает из-за токсинов, это вредит и мозгу, потому что печень перестает очищать кровь, а нервная система не сможет отреагировать должным образом на опасность. Подсознание, которое проявляется в недрах нервной системы, – ключ к здоровью. Если нервы расстроены, ум работает вяло. Но когда они сильные, гибкие и крепкие, ум устойчив, а в этом случае осадок из суспензии, замутняющей его видение, опустится на дно и сознание станет прозрачным.

Чистота и удовлетворенность идут рука об руку. Как мы скоро увидим, это два первых этических предписания ниямы  относительно нашего отношения к себе. Практика йоги очищает организм и успокаивает нервы; дает ясности, удовлетворенности и спокойствию укорениться в разуме. Удовлетворенность означает, что волны мыслей в озере сознания уже не такие сильные. Это вновь возвращает нас к утверждению Патанджали о том, что «йога успокаивает колебания сознания».

Вялый, отравленный токсинами человек с беспокойным умом, всем недовольный и обвиняющих в своих проблемах других, никогда не сможет перехватить вторичную волну из глубины своего сознания. Она уже выразит себя в действии, прежде чем он успеет даже заметить ее. Только через скорость действий и остроту осознанности, которые мы вырабатываем в асане и пранаяме, можно себя преобразовать. К тому же верное дыхание перед действием помогает нам замедлить реакцию, вдохнуть божественность и выдохнуть эго. Эта секундная пауза дает нам отсрочку времени для обдумывания, верной реакции и пересмотра. Эта же пауза в процессе причины и следствия становится вехой на пути к нашему освобождению.

Так повторяется до бесконечности: выдох, узнавание, верная реакция, пересмотр и действие. В итоге эти процессы станут одним целым, и мы заметим, что наконец-то вырвались в настоящий момент без оглядки на прошлое и будущее, а действие и верное восприятие слились в бесподобном моменте, потом в еще одном и еще. В итоге мы больше не подчиняемся движению времени, в поток которого, сметая все на своем пути, захватывает и нас, а чувствуем его как последовательность настоящих моментов. От быстроты такого зрения уже не ускользнет поднимающаяся волна. Это мы называем присутствием ума. Великие спортсмены обладают им на уровне интеллекта. У них словно больше времени для действия, чем у других. Как будто игра возле них замедляет свой ход, и они могут обойти всех, если того пожелают.

Асана и пранаяма показывают нам, как нежелательные мысли разрушают наш внутренний баланс. Возьмем, к примеру, позу ардха чандрасана  (поза полумесяца), в которой вы балансируете на одной ноге, вторая горизонтально вытянута, рука поднята вверх. Вроде бы вы держитесь, но стоит проскользнуть такой мысли, как «Замечательно, у меня получается держать равновесие!», как вы обязательно покачнетесь или упадете. Только молчаливый ум способен помочь нам в удержании равновесия. Точно так же связь сознания и дыхания заметна в пранаяме. Неровность и волнение одного провоцируют то же самое у другого. Когда дыхание спокойно и сконцентрировано на внутреннем движении, сознание больше не отвлекается ни на какие другие стимулы. А если сознание спокойно, то и дыхание ритмично, восприимчиво и пассивно: никаких метаний в поисках развлечения и отвлечения. Это его освобождает, позволяя вниманию притянуться к самому глубокому слою сознания на дне озера. Обычно этот уровень кажется нам неосознанным, потому что ни один луч осознанности до него не достает. Но если воды чистые, ни одна волна не застанет нас врасплох. Никакой тайны здесь нет. Это не более чем тренировка и самообразование. Если мы научимся отмечать каждое движение или изменение сознания, значит, мы достигли чувствительности, которая помогает познать себя и открыть сокровищницу мудрости. Мы знаем, когда реагируем на внешний вызов прямо, а когда на нас пытаются повлиять скрытые песочные холмы, искажая нашу реакцию. Только тогда можно считать мысль полезным, важным и необходимым процессом, великим даром и талантом, в отличие от мысли-раздражителя, бесполезной болтовни, похожей на сломанное радио, мысли – тонком напоминании о прошлом, эдакого само-саботирующего механизма, запущенного в нашей неосознанной памяти.

Мы рассмотрели процесс обращения негативных привычек в позитивные как прелюдию к свободе, к неподдельному восприятию от момента к моменту. Но уместно задать следующий вопрос: что произойдет, если негативный песочный холмик отложился в подсознании в результате какого-то единичного случая в прошлом, например травмы или несчастья, спонтанное воспоминание о котором может продолжать мучить человека в настоящем как скрытое, латентное впечатление, всплывающее на поверхность? Построить такой же положительный холмик дабы их уравнять, нам не удастся, так что, похоже, нас поработит какой-то эпизод из прошлого, отложенный в памяти. Но это не так. В этом нам поможет то, что я рассказывал об укреплении нервной системы и стабилизации ума. К тому же есть одна универсальная панацея под названием «время, которое лечит». Так и есть, нужно лишь ему позволить. В западной психологии принято рассказывать и размышлять о своих проблемах. Это пережевывание на самом деле только их подпитывает и усугубляет. И если откровение позволяет увидеть самскару,  то пережевывание только все усложняет. Мы знаем, что если все время расчесывать ранку, она никогда не заживет. Точно так же нужно дать ранам в памяти время, чтобы они затянулись. Но это не значит, что стоит их подавлять. Просто если что-то не питать, оно завянет. Если не сыпать на холм больше песка, он размоется. Правильная практика йоги ускорит этот процесс, обучив человека распознавать импульсы, идущие от старых следов, и следить за механизмом, который его питает. Реагировать на подсознательные импульсы означает их закреплять, так что умение перехватывать поднимающуюся волну само по себе огромное облегчение. И если поднимающийся импульс остановить до того, как он нанесет вред нашему сознанию, мы не позволим ему создать рябь и на поверхности, которая снова будет укреплять холмик внизу.

Я могу привести маленький пример из жизни. Во время своих ранних путешествий по миру я время от времени подвергался унизительной и, на мой взгляд, шокирующей расовой дискриминации. В небольшом отеле в Лондоне меня попросили не спускаться в ресторан, чтобы не смущать гостей, да и в аэропорту Америки я столкнулся с гнуснейшей формой узаконенного бюрократами расизма. И хотя я отношусь довольно серьезно к равенству людей, это поведение никоим образом не отразилось на моем отношении и тепле, с которым я обратился к людям Америки и Великобритании. Рана на моей молодой сущности оставила лишь небольшой шрам и не превратилась в затянувшуюся обиду, и я вовсе не пытался избегать таких ситуаций, держась в стороне. А со временем законы и отношение в этих странах претерпели значительные изменения, и теперь гордыня и предубеждение в них большая редкость.

Этот принцип йога использует в лечении всех видов зависимости. Не питайте ее – и она увянет. Желания, даже выраженные на ментальном уровне, продолжают питать негативные шаблоны. Йога помогает нам обратить ум внутрь себя (что происходит автоматически) во время практики асаны и пранаямы и обучая нас искусству конструктивного действия в настоящем моменте, и сознание, отвращаясь от желаний, устремляется к внутреннему непоколебимому источнику. Таким образом, медитативный ум, созданный йогой, – это сильнодействующее терапевтическое средство для лечения болезней человека.

Память не должна становиться пьедесталом, с которого стоит смотреть на мир. Это скорее лестница, по ступенькам которой мы взбираемся наверх. Память крайне необходима для развития интеллекта, потому что только с ней буддхи  может свериться для получения необходимых ему данных для трансформации. И если ум просто реагирует на память, интеллект задает ей вопросы. Он может буквально допросить ее, чтобы выявить связи и последствия, которые стыдливо прячет ум, ввиду их неудобства. «Бхагавад-гита» гласит, что без памяти интеллект не может расцвести, а без этого нам не достичь души. Так мы используем ключевую по значению память, которая к тому же руководит их беседой. Именно интеллект с его способностью добывать правду, размышлять и действовать новаторски может задавить норовистое и непокорное эго.

При содействии интеллекта память дает абсолютно другие ответы, чем когда ей нашептывает ум – в этом случае дуэт памяти с умом не состоится. Как мы уже видели ранее, вмешается эго и скажет: «Дай мне то, что мне нравилось, не важно, каковы последствия. А то, что я не люблю, всячески избегай». Память и ум ссылаются на прежние опыты прохождения через боль и удовольствие и приравнивают их к настоящему моменту, даже если это неадекватно ситуации. И в то время как интеллект делает креативные сравнения, ум совершает разрушительные, в том смысле, что они закрепляют нас в колее, то есть в плену у очередного паттерна.

Память полезна в том смысле, что она подготавливает вас к будущему, вы можете проверить, продвигаетесь ли вы вообще или нет. Используйте ее для развития. Однако если речь идет только о бесконечном повторении одного и того же, тогда память бесполезна. Повторение означает жить воспоминаниями. Не живите ими. Память должна служить только для того, чтобы проверять, насколько вы осознанны и развиваетесь. Никогда не думайте о дне вчерашнем. Возвращайтесь только в том случае, если чувствуете, что что-то делаете не так. Пользуйтесь опытом прошлого, как трамплином. Жизнь воспоминаниями и стремление повторить опыт прошлого только заставляют интеллект застаиваться.

Но как же быть с памятью тела? У нее тоже, как и у ее сознательного двойника в уме, есть способность порабощать нас и, наоборот, освобождать. Это правда, но опять же, решающим здесь будет пробуждение интеллекта. Сознание потенциально находится в каждой клеточке тела, но большая часть их спит. Нервная система охватывает все тело, а там, где есть нервы, должен быть и разум. А где есть разум, там есть и память. Любое повторяющееся действие зависит от этой памяти. Память гончара – в его руках. Когда мы ведем машину по знакомой дороге, мы инстинктивно знаем, где нужно свернуть. Мы не думает об этом сознательно. В новом незнакомом доме мы всегда шарим в поисках выключателей, а в своем рука тянется к ним автоматически. Вкусы и ароматы детства без участия ума вызывают в нашей памяти сцены из прошлого.

Клеточная память также имеет свои минусы. «Не хочу этого делать. Слишком много мороки». «Он мне не нравится, он мне напоминает начальника». Опять же, только практика дарит свет интеллекта телу и с корнем вырывает плохое. Я уже говорил во второй главе, что растяжка укрепляет и расслабляет каналы, которыми связывается нервная система от центра к периферии. Через эти каналы (нади)  протекает осознанность. Осознанность – это сознание. Интеллект – это часть сознания, и его свет касается каждой клеточки в тех зонах, о которых мы и понятия не имели. Мы часто слышим о просветлении души. Это, на самом деле, просветление тела. Наши клетки миллионами умирают каждую минуту, но мы можем хотя бы пробудить их перед смертью. Когда разум освещает клетки, инстинкт соединяется с высочайшим проявлением интуиции. Инстинкт – это память и работа ума во вред или во благо, но он базируется на прошлом опыте, заботясь о разрушении или созидании жизни. Когда в клетках пробуждается разум, инстинкт превращается в интуицию, и прошлое теряет свое решающее влияние на нас, и уже внутренний разум говорит нам, чего от нас требует будущее.

Память на клеточном уровне находится на службе у интеллекта в качестве интуиции. На сознательном уровне она изначально служит архивом, отправной точкой, и изучать ее стоит с ученическим рвением, неукоснительно с ней консультируясь. Когда интеллект спонтанно консультируется с памятью по любому случаю, сознательная интуиция вступает в игру и ее уже можно называть мудростью.

Есть еще один тонкий уровень, на котором память воздействует на нашу жизнь. Отпечатки памяти на подсознательном уровне действуют подобно фильтру восприятия. Интеллект пытается увидеть события в истинном свете, а память и ум пытаются интерпретировать все согласно прошлым опытам. Эффект от этого в том, что песочные холмики предубеждения снова незаметно появляются на дне. Мы уже все видели, как это качество действует в ретроспективе. Вы что-то видите и применяете к этому искаженное суждение. Но предубеждение также проецирует себя в будущее, то есть влияет на то, как мы видим, и поэтому мы пробуем только те вещи, которые подтвердят нашу позицию. Поэтому я и говорю, что оно действует подобно фильтру, уничтожая все, что может каким-то образом поколебать наши устоявшиеся верования. Если вам кажется, что никому из чужестранцев не стоит доверять, значит, вы обязательно встретите много проходимцев, в то время как хороших людей среди них и не заметите. В йоге это называется неправильное восприятие, и оно гораздо опаснее, и его труднее искоренить, чем вы думаете. Это не то же самое, что неправильно прочитать номер автобуса, потому что вы забыли очки дома.

Анализ йогой работы сознания, поддерживаемый практикой, позволяет нам жить философски, свободно и мудро в обычной жизни, и если она представит нам необычайные возможности или вызовы, мы сумеем справиться и с ними. В следующей главе мы продолжим наше исследование интеллекта и посмотрим, как он ведет к мудрости.

Комментарии

Поделиться:



Популярное

Б. К. С. Айенгар Свет жизни: йога. Путешествие к цельности, внутреннему спокойствию и наивысшей свободе - Боль: найти удобство даже в дискомфорте