Б. К. С. Айенгар Свет жизни: йога. Путешествие к цельности, внутреннему спокойствию и наивысшей свободе - Совесть

Айенгар

Совесть 

Интеллект в высшей степени наблюдателен, вернее, он наблюдает сам за собой, потому что он способен инициировать действия и повлиять на их последствия. Сознательное усилие в наблюдении и признании этих дефектов (прежде всего в себе, а не в других), приносит свои плоды. Такое детальное самонаблюдение формирует отдельную часть учения о себе (свядхьяйя ), что является четвертой составляющей этического кода – ниямы . Но нам все еще нужны и йоговская техника, и независимый арбитр. Сначала разберемся со вторым. Функция независимого арбитра, свидетеля из свидетелей, наполнена сознанием (антахкарана) . Это та сторона линзы сознания, которая обращена к солнцу. Менее вероятно, что она будет запятнана контактом с миром, чем внешняя, которая постоянно соприкасается с миром через чувства. Когда грань сознания, которая по-английски звучит как «совесть», безупречна и отражает только лишь свет солнца, на санскрите ее называют добродетелью (дхармендрийя ).

Космическое сознание можно считать в какой-то степени душой природы, всеохватной и безграничной, как сама вселенная. Часть космического сознания, которая находится в нас, это индивидуальное сознание. Оно наиболее близко к душе (пуруше ), а потому у него с ней особенные отношения. Это самый близкий контакт нашего духовного мира с миром природы. Поэтому можно сказать, что сознание – это восприятие последствий, исходящих из самого глубокого уровня, уровня единства. Вот где душа наполняет материю, где рождается мост между душой и природой. Поэтому сознание говорит всегда одно и то же, всегда предлагает одно развитие событий, потому что оно рождается из единства. Совесть – это сознание, способное настроиться на побуждения индивидуальной души (атмы).

Хороший совет можно почерпнуть из многих источников, и он может по-своему пригодиться, но он все решает через анализ и синтез, а это явная работа ума. Интуиция часто проявляется в виде внутреннего голоса, поднимающегося от чувствительного разума. Она может посоветовать вам не соглашаться на определенную работу, несмотря на заманчивые перспективы, или, наоборот, совершить непредусмотренное Путешествие. К этому нужно подходить осторожно, но с уважением, по крайней мере, пока интеллект не преобразуется в чистую мудрость. Интуиция превосходит рационализм, потому что рождается в сердце.

Что же тогда такого особенного в совести? Дело в том, что она причиняет нам боль. Мы обычно говорим, что чувствуем «укол совести». Интуиция что-то тихонько подсказывает, порой смущает нас, потому что мы и понятия не имеем, откуда она берется; но совесть откровенно мучает. Потому что она лежит в сердце парадокса: каково быть духовным человеком, живя при этом в физическом теле и материальном мире. Совесть всегда толкает нас на более сложную тропу, потому что она тянется к единству и цельности. Наши желания, наш эгоизм и интеллектуальные недостатки всегда тянут нас в мир, полный разнообразия, где мы судим остальных, кое-как доводим дела до конца, выбираем меньшее из двух зол. Безупречная совесть – это голос души, шепчущий нам в ухо. В этом смысле, несмотря на то что совесть причиняет нам боль, она является доказательством существования Бога, который с нами говорит.

Это соприкосновение совести и души напомнило мне о моем визите в Рим много лет назад. Папа Римский Павел страдал слабым здоровьем, а потому попросил меня навестить его и преподать пару уроков. Я согласился, как вдруг, по повелению своих кардиналов, он выдвинул условие. Уроки должны были остаться тайной, дабы не создавать двойного стандарта и чтобы никто не говорил, что глава католической церкви занимается практикой, родившейся в лоне индуизма. Разумеется, я не преминул его заверить, что йога – универсальна, не имеет никакого отношения к культам и вероисповеданиям, но распространяться об уроках я все же не стану. Тем не менее я сказал, что если меня спросят, я не смогу солгать. Видимо, моя правдивость могла подвергнуть его риску, так что занятия не состоялось.

Тем не менее я все-таки съездил в Сикстинскую капеллу и увидел великолепную потолочную роспись, на которой Бог протягивает руку из облака и его палец почти достает до руки Адама. Это я имею в виду под отношениями между душой и совестью. Они почти соприкасаются, и порой божественная искра проходит через человека от высшей десницы.

Комментарии

Поделиться:



Популярное

Б. К. С. Айенгар Свет жизни: йога. Путешествие к цельности, внутреннему спокойствию и наивысшей свободе - Боль: найти удобство даже в дискомфорте